Главная / НОВОСТИ / Ветеран ВОВ, уничтоживший более 500 фашистов, умер в нищете в канун юбилея Победы

Ветеран ВОВ, уничтоживший более 500 фашистов, умер в нищете в канун юбилея Победы

« Назад

Ветеран ВОВ, уничтоживший более 500 фашистов, умер в нищете в канун юбилея Победы 13.05.2015 00:57

В Ростовской области ветеран ВОВ, уничтоживший более 500 фашистов, умер в нищете в канун юбилея Победы
95-летний житель Зерноградского района ушел из жизни за несколько дней до 70-летия Победы, до самой смерти продолжая топить дом дровами и ютиться в летней кухне.
На улице Родниковой, 68 в хуторе Большие Эльбуздовские Гуляй-Борисовского сельского поселения стоит неприметная деревянная хатка, окруженная покосившимся от времени забором. Домик выглядит заброшенным: ставни слетели с петель, стены поблекли и облупились, фундамент стал обваливаться. Вместо навеса на входе на столбиках красуется провисший брезент. Двор полностью зарос, а деревянный душ склонился под таким углом, что держится, кажется, только на честном слове. Табличка на доме гласит о том, что в нем живет ветеран Великой Отечественной войны. На самом деле она уже много лет говорит неправду: последние свои годы Матвей Гаврилович Лобанов проживал только в здании летней кухни. 
До 70-летия Победы Матвей Лобанов не дожил всего лишь две недели, хотя с нетерпением ждал праздника. Последнее время ветеран был прикован к постели. Передвигался с трудом: боевые раны давали о себе знать все острее. Вот уже четыре года, как Матвей Гаврилович ослеп и стал практически беспомощен. Вынужден был пользоваться памперсами, кушал с ложечки, как ребенок. До самой смерти деда выхаживали внучки и соседка. Свою первую и вторую жену Матвей Гаврилович пережил. Похоронил он и единственного сына, который умер от оторвавшегося тромба, и невестку. 
Человек старой закалки
Всю свою жизнь Матвей Лобанов прожил в родном хуторе, работая плотником в местном колхозе имени Ленина. Детально рассказать свою историю войны ветеран толком уже не мог. По словам родственников, последние годы в его памяти лишь иногда всплывали самые значимые события. В ряды Красной армии Матвей Лобанов вступил еще в 1940 году. Сначала служил в 631-м гаубичном полку, а в июне 41-го года ушел на фронт, держал оборону Киева. Там, в укрепрайоне у Белой Церкви, он получил первое ранение. После лечения в госпитале Лобанов вернулся на фронт в полковую артиллерию, где командовал противотанковыми орудиями. 
Описание подвигов, которые совершил Матвей Лобанов, можно узнать из его личных записей, а также на сайте «Подвиг народа». Ветеран часто вспоминал, как в ноябре 1942-го в районе Великого Села под минометным огнем артиллерии он, командуя орудийным расчетом, выкатил 76-миллиметровую пушку за передний край обороны. С 200 метров он прямой наводкой уничтожил два вражеских дзота, за что получил орден Великой Отечественной войны I степени. 
Но этот подвиг лишь толика того, чем может гордиться Матвей Гаврилович. С 1942-го по 1943 год под его командованием было уничтожено более 500 солдат и офицеров, 30 кавалеристов, 10 пулеметов, шесть дзотов, 10 блиндажей, один танк, четыре миномета, две пушки, два пулемета, пять повозок с ездовыми и три лошади. Такой внушительный список значится в его записной книжке, которую он вел всю жизнь, начиная еще с военных времен.
С июня 1943-го по июнь 1945 года Матвей Лобанов был зенитчиком и командовал зенитно-артиллерийской установкой. Среди мест, в которых ему пришлось воевать, значатся разрушенный до основания город Ржев, Западная Беларусь и Литва. Кроме ордена ВОВ у Матвея Гавриловича также есть медаль «За боевые заслуги» и орден Красной Звезды. В родной хутор он вернулся в октябре 1945 года. В наследство от войны красноармейцу достались ранения руки и спины, а также последствия контузии. Из-за боевых ран Матвей Гаврилович ходил, полусогнувшись, а под конец жизни совсем ослеп. 
Война сделала из Матвея Гавриловича инвалида, но боевой дух его никуда не улетучился. До 90 лет он прекрасно работал руками, был умелым плотником. По словам внучки, дед был завсегдатаем местных собраний, гулянок и митингов, на выходных участвовал в работе драмкружка, а в его мастерской круглосуточно «околачивалась» вся деревня.
- Дед был человеком старой закалки, признавал только Ленина и Сталина, - вспоминает внучка Ольга Арабидзе. – Он был человеком с характером. Если что-то сказал, значит, так и будет. Любил крепкое словцо. Начальство колхоза его побаивалось, потому что на собраниях он всегда говорил в лицо, все, что думал. Дед был мастером на все руки и «постукивал» в мастерской до тех пор, пока не ослеп. Свой дом и пристройки к нему тоже сделал сам.
Прощание без почестей
Жил Матвей Гаврилович крайне бедно, но всегда был ухожен и находился под присмотром внуков. Они заботились о пожилом дедушке ежедневно: кормили, мыли, стригли волосы и ногти, помогали по хозяйству. Однако со стороны местных властей интереса к судьбе самого пожилого ветерана на все поселение не было абсолютно никакого. Помогли Лобанову лишь однажды: начальник колхоза прислал людей, которые подправили ветерану заборчик и привезли пару кубов дров. Цивилизация до хутора дошла только на бумаге: по ним Большие Эльбуздовские уже несколько десятков лет как газифицированы. На деле же людям приходится топить дровами, которые везут из Краснодарского края.
- В кухню мы его года три как переселили, - рассказывает внук ветерана Андрей Лобанов. – Крыша начала протекать, а отапливать такое большое помещение дровами стало не по карману. Один куб стоит 1 800 рублей, в последний раз на сезон их пришлось купить 18. Вот и считайте.
Дом ветерана, в котором он прожил полвека, требовал капитального ремонта. Родственники обращались за помощью к местной администрации, но там им предложили сделать ремонт за свой счет на 20 тысяч рублей, а потом показать чек на стройматериалы, чтобы его оплатили. Это предложение вызвало у родственников подозрение, и они сразу отказались. Этих денег для ремонта было явно недостаточно.
- Как участник войны он никаких льгот не имел, только пенсию и получал, - рассказывает соседка Матвея Лобанова Мария Ильевич. – Сам же он никому не отказывал в помощи. И мне помогал. Если что-то прибить, повесить – всегда его звала. Но сам идти на поклон и за себя просить он бы ни у кого не стал. Он не такой человек был. Но то, что ему положено от государства, взял бы. 
В последний путь ветерана проводили более чем скромно. Сначала знакомые скончавшегося попросили военкомат прислать на похороны военный караул. Там заявку приняли, но не исполнили. На похоронах не было ни представителей администрации поселения, ни района. От помощи власти самоустранились еще при жизни старика, отгородившись стеной бумаг, заявлений и запросов, которые им нужно для этого предоставить. Не пришли на похороны и школьники, которых пообещали прислать в районном управлении образования.
- Дед у нас все пережил. Рассказывал мне, как во время голода до войны мать им лепешки из травы пекла, - вспоминает Андрей Лобанов. – Он мне игрушки в детстве делал, у меня был лучший автомат. Коньки смастерил, бильярдный стол с шариками из подшипников. В его семье оказалось много долгожителей: одна его сестра дожила до 103 лет, другая - до 107, мать - до 92. Я думаю, что причина в том, что у них у всех был внутренний стержень.
Своего сына Андрей назвал в честь прадеда – Матвей. Сейчас мальчику пять лет, он застал своего прадеда и уже хорошо знает о его подвигах.

Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль:
запомнить